Выставка

Красное-желтое-белое

Место

Российский этнографический музей

Инженерная ул., 4/1

Категория

Выставка

Дата

28 ноября 2018, 10:00 — 14 мая 2019, 18:00

Цена

100 р. — 300 р.

Сайт

ethnomuseum.ru/

Афиша / Выставка

Выставка посвящена культуре использования коралла, янтаря, жемчуга, перламутра и раковин народами Евразии. Изделия из этих естественных материалов издревле обладали высоким социокультурным статусом, символизируя власть, богатство, престиж, благополучие. Высокий спрос на них порождал индустрию подделок: изготовление имитаций – окрашивание каменных, стеклянных масс, смол, а в настоящее время – выращивание жемчуга, каление и прессовка янтарной массы и др. с применением новых технологий.

Выставка акцентирует внимание на древних архетипических смыслах цветовой символики красного, желтого и белого. Изучение истории хроматизма, его религиозного осмысления и мирских способов презентации впервые представлено на примере музейных артефактов, выполненных из древнейших натуральных материалов. Их водное происхождение породило дополнительные рациональные и мифологические толкования символики цвета в различных культурных традициях, о чем также рассказывается на выставке.

Знаковые функции цвета использовались всеми мировыми религиями. Красный в христианстве – это цвет огня (как карающего, так и очищающего), «животворного тепла», а, следовательно, символ жизни. У первых христиан этот цвет обозначал любовь Бога, огонь веры, а также кровь Христа и гнев божий. Неслучайным на итальянских иконах эпохи Возрождения стало изображение ветки красного коралла в форме креста в руке Мадонны. Во всех этнических традициях коралловые украшения наделялись магической силой апотропея – защиты от сглаза и злых чар, а также целебными и продуцирующими свойствами. Красный цвет и его оттенки обладали разнообразием смыслов, но во всех империях прошлого он символизировал власть.

Все желтое в культуре Византии трактовалось как «златовидное», а само золото – как «световидное». С древнейших времен блеск этого металла олицетворял застывший солнечный свет; отсюда следует высокая символическая значимость цвета янтаря – «солнечного камня», происхождение которого во многих мифах связано со слезами богинь (древнегреческих Гелиад, дочерей  бога солнца Гелиоса , превращенных за ослушание в вечно плачущие тополя, а также морской богини Юрате у древних литовцев, оплакивающей гибель своего возлюбленного и т.п.).

Белый цвет, как и красный, издревле являлся символом жизни, целостности и чистоты души, невинности и божественности. Художественно-религиозная символика белого цвета с особой полнотой воплотилась в византийской иконописи, богослужебном и императорском облачениях, обрядовой утвари. Такому пониманию цвета более всего соответствовал жемчуг. В Китае его семиотика была связана как с даосской традицией, так и с буддизмом, где он сливался с образом символической драгоценности (санскр. мани), обозначавшей Будду и его учение. В описаниях божеств наиболее часто встречаются украшения из белого жемчуга и красного коралла, символизирующие, соответственно, союз луны и солнца, женского и мужского начала. Белая морская раковина, закрученная в правую сторону, – символ верховенства Дхармы (Учения), метафора «голоса Будды» – имела важнейшее ритуальное и символическое значение у народов, исповедующих буддизм (бурят, монголов, тибетцев, тувинцев и др.).

Важные сведения о древнем происхождении, близких смыслах культовых практик, в которых использовались коралл, янтарь, жемчуг и раковины, содержат лингвистические данные. Например, раковины каури практически у всех тюркоязычных и финно-угорских народов имеют одно название – «змеиная голова», а у русских и прибалтийско-финских народов – «ужовка». Общим для многих евразийских языков, в том числе русского, являлось название жемчуга, производное от китайского 珍珠 (zhēnzhū). Посредством древнетюрского jenčü ~ jünčü, арабского merǯân, сокращенного от арамейского margānīÞā («жемчуг») и греческого μαργαρiτης, оно закрепилось, например, у народов Поволжья и Приуралья: у татар - мәрҗән, у башкир - мәрйен, у чувашей - мерчен. Интересно отметить, что термином «мирджан», близким к тюркскому названию коралла и жемчуга, обозначаются коралловые бусы в украинском и болгарском языках. Буряты называли некоторые изделия из непрозрачного янтаря, причислявшегося к кораллам, «желтый маржан».

Выставка состоит из трех частей. Первая, геммологическая, в основу которой положены экспонаты Горного музея и Выставочного объединения «Мир камня», дает представление о происхождении различных типов коралла и янтаря, жемчуга и раковин, получивших распространение на обширной территории Евразии. Вторая часть, этнографическая, демонстрирует региональную и этнокультурную специфику в предпочтении тех или иных из них в традиционной культуре, что связано с многотысячелетней историей торговых и культурных связей между народами и древними государствами Восточной и Западной Европы, Северного и Южного Кавказа, Передней и Средней Азии, Сибири, Дальнего Востока и Китая. Так, по объему коралловых предметов в культуре XIX в. к «коралловому» ареалу с уверенностью можно причислить тюрков Поволжья и Южной Сибири, народы Восточной и Центральной Азии, большинство оседлых и часть кочевых народов Среднеазиатско-Казахстанского региона.

К «жемчужному» ареалу в пределах Европейской России относится русское и отчасти карельское население Русского Севера и Верхнего Поволжья, а также ряд народов Южного Кавказа, Дагестана, Крыма и Центральной Азии, где жемчуг использовался еще в конце XIX в. К «янтарному» ареалу – население современных Литвы и Латвии, Польши и Украины, Средней и Южной России. Раковины каури получили широкое распространение: они в разное время интенсивно использовались на территории, простирающейся от западных окраин России (прибалтийско-финские народы Северо-Запада, Восточная Латвия) до Дальнего Востока и сопредельных центрально-азиатских стран, но в конце XIX в. их применение было наиболее устойчивым у поволжских финно-угров и тюрков. Перламутр долго являлся предпочтительным декоративным материалом во многих локальных традициях Кавказа.

Об этом, а также особенностях использования коралла, янтаря, жемчуга и раковин в народном костюме и украшениях различных половозрастных и социальных групп, обрядово-ритуальных предметах, в том числе музыкальных инструментах, оружии, упряжи, предметах интерьера дома и их символической и эстетической роли в художественной культуре свидетельствуют подлинные памятники XVIII – XXI вв.

Третья часть выставки – объемная по информации интерактивная программа, в которой на основании фото- и иллюстративных материалов, археологических реконструкций, лингвистических данных и обобщенных текстов восстанавливается краткая история проникновения морских /речных природных «камней» на Евразийский континент из различных частей Ойкумены, даются характеристики их применения в Новое время в каждом из регионов.

Центральное место на выставке занимают экспонаты и их комплексы, свидетельствующие о глубоких историко-культурных связях между многочисленными народами обширного евразийского пространства, взаимодействии в процессе сложения и эволюции традиционных приемов использования кораллов, янтаря, жемчуга и раковин, формировании системы их устойчивых мифологических и эстетических признаков как части общечеловеческого культурного достояния.

Создатели выставки: Российский этнографический музей, Горный музей и Выставочное объединение «Мир камня». Организаторы благодарят фирмы «Amber Neva» (Санкт-Петербург) и «Жемчужное подворье» (Москва) за предоставленные для экспонирования украшения.